Севастопольская бульварщина

Севастопольская бульварщина
Севастопольская бульварщина

Существует такое понятие, как “бульварщина”. Под “бульварщиной” понимается проявление вульгарного и низкопробного в самых различных проявлениях сего понятия. То есть всего этически и эстетически отталкивающего от себя на подсознательном уровне, как грязь под ногтями собеседника или словесная пошлость из его уст. И как бы “бульварщина” не рядилась в парчовые одежды, как бы ни блистала златом и серебром, как бы ни кичилась финансовым благополучием или баснословным богатством она всё равно остаётся жалким убожеством на фоне по-настоящему умного и красивого. Севастопольский “доктор электрических наук” А.Чалый, перестроив Матросский бульвар по своему хотению без учёта мнения жителей Севастополя, в последующих дифирамбах самому себе убедительно доказал окружающим, что если бульвар - это всего лишь камни, деревья, цветы, фонари и скамейки, то “бульварщина” - особое состояние души. И сколько не напрягайся скрыть эту душевную ржавчину очень трудно - не спрячешь, не завуалируешь, не скроешь, как бы ни старался это сделать. Коль скоро сие состояние - и есть сама душа её обладателя. Чалый своей “бульварщиной” попытался затмить подвиг экипажа брига “Меркурий”, памятник которому установлен на Матросском бульваре и является его ГЛАВНОЙ доминантой. Чалый попытался заслонить своей “бульварщиной” истинную славу России суетой перестройки Матросского бульвара под свои личные вкусы и предпочтения. Чалый попытался заслонить собой прошлое Севастополя, перечеркнуть настоящее и убедить “чалмандинских” маргиналов, что будущее Севастополя связано только с ним. Смешно. Нелепо. С душком. Судя по “статистическим выкладкам” в словах А.Чалого, горожан, слепо поддерживающих “одобрямсом” любые его хотелки в Севастополе, аж…! …11 000 человек. В качестве позитивного примера “гражданской активности” горожан меценат привёл около 11.000 подписей в поддержку благотворительного проекта (подразумевается исторический разгром Матросского бульвара - прим.). Прозвучало это из уст Чалого так: “У меня на сегодня есть ощущение, что у нас начинаются проблемы с критической массой таких людей. Вот 11.000 человек не побоялись, но в городе проживают - более 400 тысяч человек. А ведь были люди. На нынешний день у меня нет драйва вклиниваться в новые проекты”. То есть те, кто не с А.Чалый - это уже не люди и людьми никогда не были! По арифметике А.Чалого 389 тысяч горожан - это мусор под его ногами, говорить о которых ему противно согласно его драйву. Кому ещё до сих пор непонятно ИСТИННОЕ отношение А.Чалого к людям?! Кого ещё вдохновляют молиться на А.Чалого все те словесные приблуды, которыми фонтанируют находящиеся на его кормлении севастопольские СМИ?! Кто ещё не понял, что севастопольцы для А.Чалого - это холопская биомасса, которую он жеманно именует критической?! И после заявления о критической для него массе горожан, А.Чалый буквально сказал следующее: “Мне бы… я бы… как бы… по аналогии, сказал бы “people matters”… да?... люди имеют значение…”. Какие именно люди для олигарха имеют значение - 11 000 слепо “преданных” ему… ммм… мягко говоря, людей “со странностями”? И как может человек, именующий себя “русским патриотом” и “патриотом России” в многонациональной Империи, брать за аналогию примером для подражания лозунг чернокожего экстремизма “Black lives matters” из “таки оф Америки”, смысл которого заключается в призыве к тотальному геноциду людей с белым цветом кожи и иными жизненными ценностями, чем насилие против личности, наркотики и рэп!? Впрочем, может и берёт. По одной простой причине, а именно: у олигархов нет ни Родины, ни Отечества, ни Отчизны, а есть ареал обитания и место кормления. Именно так представители “чаловской рати” в городе порассуждали о том, как надо вести себя на “чаловском” бульваре, “подаренном” городу в качестве самой “важной изюминке” для привлечения туристов в Севастополь. Особенно во время гуляния “по ареалу обитания” олигарха, как туристов, так - прежде всего! - самих жителей Севастополя: Вопрос ведущей: “Почему нельзя сажать детей на мраморных львов и фотографировать их?”. Ответ Чайкина: “Потому что должны быть правила приличия”. Однако! Были бы львы из папье-маше или картона, но они же мраморные! О чём так громко и восторженно трубили прочаловские СМИ, мол, на века наваяли. Стереть мраморных львов в порошок детскими попками НЕВОЗМОЖНО тысячелетиями. Причём здесь приличия?! Никто же под “основания” и на самих львов не водить детей мочиться, плеваться и не разрешает им рисовать на львах фломастерами и красками. Тогда зачем вообще эти львы там, где предполагается большой поток детей на детскую площадку, зачем-то взгромождённую на Матросском бульваре? Коль скоро на бульваре имеется детская площадка - то будут родители с детьми. Маленькими. Коль скоро дети маленькие, то для них будет ПОЛНЫМ ВОСТОРГОМ посидеть верхом на льве. И абсолютно НИЧЕГО неприличного в этом желании нет. Как и НЕТ никакой угрозы целостности самих львов. Впрочем, как уже отмечалось, А.Чалого совершенно не интересовало мнение горожан о том, что, как и где они хотели бы видеть на бульваре. На котором НИКОГДА, за всю его историю, НЕ БЫЛО детской площадки для массового детского коллектива! Теперь же постоянный КОНФЛИКТ у львов “на бульваре” - обеспечен. Потому что по логике Чайкина: “На мраморном льве можно что-то отломать, что-то затоптать…”. Однако! Малыши от 3-х до 5-и лет в состоянии своими ручками что-то(!) отломать(!) из мраморного изваяния!? Или откусить?! Это серьёзно? Специально для Чайкина: в Гурзуфе давным-давно находится набережная из мрамора, которую не затоптали миллиардами шагов взрослых людей по ней. Потому что - мрамор! Специально для Чайкина от умных специалистов для общего развития: “Мрамор - это уникальный натуральный камень. По выражению современного промышленного декоратора Рафаэля Галиотто, он “пленяет, потому что воплощает наши желания прикоснуться к вечности”. Недаром ходит выражение, что античные империи целиком построены из него…”. Так что детские попки львиной мраморной вечности на Матросском бульваре уж никак не угрожают. Малыш верхом на мраморном льве, по логике Чайкину - это вандализм. Значит, по той же логике “чаловской бульварщины”, все прогуливающиеся в Гурзуфе по мраморной набережной - вандалы?! Ведущая солидарна с директором ГУПа: “Залезть на льва - это вандализм”. Специально для ведущей от грамотных специалистов для общего развития: “Вандализм - это специфическое состояние духа субъекта, толкающее его на разрушение, осквернение предметов культуры, творений искусства и порчу иных объектов общественного значения”. Так что, используя термины “на камеру”, то есть на широкую аудиторию, надо понимать их смысл. Потому что если на льва залезет тётя, “царапая ногтями мрамор львиной гривы” или дядя “с пивасиком” - то их поведение с натяжкой можно “натянуть на вандализм”. А вот если папа посадит на мраморного льва 3-летнего малыша, а мама их сфотографирует на память в семейный альбом - то это будет АБСОЛЮТНО нормально. Не дети для львов, а львы - для детей. Уж, коль скоро, А.Чалый их там “реконструировал” совмещением рядом со вновь созданной детской площадкой. Далее Чайкин продолжает: “Люди должны понимать, что они приходят в современное, нормальное, красивое место отдыха…”. Нормальное место длительного отдыха предполагает ОБЯЗАТЕЛЬНОЕ наличие специфического объекта под названием “Общественный туалет”. Уж так человек физиологически устроен! И по-настоящему “современное” место длительного отдыха должно быть всенепременно оборудовано таким объектом: “М” и “Ж”. Стационарным, а не вонючими “био-будками”. Тем более! При большом количестве детей. Особенно летом, когда дети пьют много воды. Да и не только дети. Видимо, когда А.Чалый планировал концепцию “своего бульвара”, то об удобствах для людей он вообще не задумывался… Впрочем, это для олигарха привычное состояние ума не думать ни о ком, кроме, как “о себе любимом”. Так что Матросский бульвар “имени А.Чалого” - это не для людей. Это - для пиара олигарха. Народная мудрость гласит: “Дорог не подарок, дорого внимание”. Так вот в “дорогом” для Севастополя “подарке” от А.Чалого в виде “реконструированного” Матросского бульвар никакого внимания к людям не просматривается. Потому что, как уточнил Чайкин, на бульваре есть место возле детской площадки, где дети, бегая, протоптали на газоне тропку. Как решить проблему? По уму - так это сделать там дорожку “по маршруту”, по которому детям удобно бегать. А вот по “чаловской бульварщине” Чайкин предлагает “Высадим в этом месте несколько кустов, чтобы детям было(!) сложнее(!) бегать(!)…”. Ежевику, что ли, посадят?! Дорожку делать нельзя, говорит Чайкин, потому что бульвар “…изначально делался красивым…”. Что, с точки зрения “чаловской бульварщины”, означает только одно, что бульвар не делался удобным для людей. Да и красота - понятие сугубо субъективное: кому и кобыла невеста… Как уточнил А.Чалый, за 6-ть прошедших лет он устал от Севастополя и жителей Севастополя. То есть утомился от нахождения на Родине, присутствия в Отчизне и тружданиями во благо Отечество. Он устал, Карл! Тогда, вероятно, олигарху могут помочь эти самые 389 тысяч жителей Севастополя, скинувшись “меценату” на билет в вип-салоне летающего средства под названием “скатертью дорога” и пожелать ему приятного отдыха в “мекке” для олигархов на калифорнийских пляжах. Плавки, небось, найдутся? Про пользу, которую извлёк для себя по итогам “битвы со смыслом” за Матросский бульвар, А.Чалый, впав в лирическое настроение, объяснился стихами Окуджавы: “Я кланяюсь низко познания морю безбрежному, Разумный свой век, многоопытный век свой любя. А всё-таки жаль, что кумиры нам снятся по-прежнему И мы до сих пор всё холопами числим себя...”. И пояснил своё понимание этих строк так: “Чем быстрее мы преодолеем это ощущение и быстрее поймём, что “people matters”… тем быстрее у нас что-то начнёт меняться к лучшему…”. Ладно, поэт - натура творческая, у которого муза не всегда в ладу с разумом. А тут целый “много умный меценат” путается совершенно в очевидных смыслах, а именно забыв заповедь: “Не сотвори себе кумира”. Смысл заповеди совершенно прост - ни в коем случае нельзя поклоняться слепо чему-нибудь или кому-нибудь, как идолу или кумиру. Ибо за идолищем скрываются духовные пустота и обман, которые заполняются тьмой ада. Так что поклонение кумиру - это не выход из холопства, а прямая дорога в объятия сил демонических. Впрочем, А.Чалому не дано понять, в силу личной “богонадуманности”, что вера в настоящего Бога не может быть слепой. Потому что вера в Бога не есть примитивное на коленях созерцание “дедушки с бородой на троне”, а есть духовное единение с ним в сердце своём. Хотя, какая там духовность у А.Чалого вот после этих его слов: “Есть ощущение, что мне немножко надо отойти в сторону и посмотреть на… эээ… поляну, на которой появятся новые герои… Может быть у них лучше получится…”. С лёгкой усмешечкой олигарх присвоил себе “геройское звание”, Севастополь поименовал “поляной” и, скромно “потупив глаза”, намекнул, что ничего ни у кого не получится. Намёкнём и мы “меценату” другими словами Булата Окуджавы: “…Пробралась в нашу жизнь клевета, как кликуша глаза закатила, и прикрыла морщинку у рта, и на тонких ногах заходила…”. И яркое подтверждение такого “кликушества” вот этот пассаж “мецената” о возможном продлении работ “на бульваре”: “С точки зрения севастопольского смысла это делать нужно, потому что мы получаем малое пешеходное кольцо Севастополя: Матросский бульвар — Синопская лестница — Приморский бульвар”. Именно с точки зрения ЗДРАВОГО смысла, именно для пенсионеров Севастополя, как основных городских пешеходов, ДВА серьёзных подъёма-спуска по ступенькам лестниц представляют собой с точки зрения отдыха абсолютную для них бессмыслицу. Так что скорее это не “кольцо для отдыха”, а “петля с одышкой” на шеях пенсионеров. Если же серьёзно, а не для “понтов”, вспоминать и рассуждать о пешеходных для Севастополя смыслах, то таким главным променадом являлось и является, кроме Приморского бульвара, “городское кольцо” из улиц Большая Морская, Ленина и проспекта Нахимова через четыре площади. Старожилы прекрасно помнят, как это кольцо на “местном диалекта” именовалось “Гортопом”, то есть кругами по центру Севастополя ножками - топ, топ! Гортоп! Матросский бульвар, как и это прекрасно помнят старожилы, не представлял собой “натоптанное” место для прогулок, а был востребован исключительно, как танцплощадка, летний кинотеатр и место встреч шахматистов любителей и игроков на бильярде: каждые в своём “углу”. Старожилы прекрасно помнят возникавшие порой взаимные “звуковые столкновения” музыки из танцплощадки “Ямы” со звуками киносеанса или концерта на сцене открытого кинотеатра. Так что вкус олигарха, коим он хочет одарить жителей Севастополя своим видением и толкованием городских общественных прогулочных пространств, представляет собой классическое дурновкусие.