Учкуевский оползень в Севастополе снова активизировался

Учкуевский оползень в Севастополе снова активизировался
Учкуевский оползень в Севастополе снова активизировался

По словам ученых МГИ, ухудшение ситуации было вполне ожидаемо: еще осенью 2017 года сотрудники института на круглом столе в заксобрании предупреждали, что оно может наступить в любую минуту. Главными активизирующими факторами назвали осадки и штормы. “Когда выпадает большое количество осадков, склон напитывается влагой, как губка. Он становится тяжелым, и создаются условия для его сползания. А волнение на море подмывает склон снизу. И летом прошлого года эти факторы совпали”, — поясняет доктор географических наук, ведущий научный сотрудник МГИ Юрий Горячкин. В результате летнего оползня пострадали несколько участков, один из которых полностью сполз в обрыв. К счастью, люди не пострадали, но их имуществу был причинен значительный ущерб. В общей же сложности к опасной зоне были отнесены 33 участка. В октябре ученые сообщили, что оползень стабилизировался, но надолго ли, не знает никто. С начала зимы осадков тоже выпало много. В результате появились новые трещины, которые довольно быстро увеличиваются. Обнаружил это сотрудник МГИ и ведущий геолог “Крымгеологии” Алексей Фёдоров. “В августе этих трещин не было. Алексей Павлович был здесь в понедельник, и сегодня, в пятницу, видно, что склон осел еще больше”, - рассказывает Юрий Горячкин. По словам Алексея Федорова, явные признаки активизации видны вверху и внизу, а вот на склоне они менее заметны. Но радоваться тут нечему: идет накапливание напряжения, которое может дать о себя знать в любую минуту. “Рано или поздно оно рванет и, возможно, разрушит набережную”, - предупреждает Алексей Павлович. И напоминает: помимо уже упомянутых штормов и осадков, которые насыщают грунт влагой и значительно утяжеляют его, огромную роль играет и сам человек. Да, разрешения на строительство в оползнеопасной зоне давались в украинские времена. Но сами-то люди должны понимать, что без элементарного решения вопроса о канализации производимые ими стоки буквально вымывают землю у них из-под ног! Более точную картину происходящего в Учкуевке ученые получат, когда с помощью снимков с квадракоптера и специальной программы создадут трехмерные изображения побережья. Для этого квадракоптер совершает тот же самый путь, который проделывал уже не однажды. Маршрут задается с помощью специального приложения, однако тут тоже все непросто. “Тестовая версия приложения закончила свое действие, а оплатить полноценную мы не можем при всем желании - программа американская, а мы под санкциями”, - поясняет старший научный сотрудники МГИ Вячеслав Долотов. Ситуация крайне печальная, поскольку серьезно осложняет научную деятельность. Сотрудники МГИ изучают оползни давно и серьезно, сейчас вот подготовили цикл статей на эту тему. Отдельно разбираются оползни на Северной стороне, отдельно - в Балаклаве и т.д. Причем прежде такая работа по отношению к севастопольским оползням, в отличие от крымских, не проводилась. “Севастополь всегда был закрытым городом, поэтому исследований здесь проводилось мало, а писали о них еще меньше”, - говорит Юрий Николаевич. Еще одна проблема: судить о том, что происходит во дворах висящих над обрывом домов, невозможно из-за нежелания их хозяев пустить к себе специалистов. Подъехавшие на место после нас сотрудники департамента общественной безопасности правительства Севастополя, правда, заверили, что это вопрос решаемый. Представиться они не захотели, однако сообщили, что сейчас прорабатывается схема размещения предупреждающих знаков, которые нужны не только в Учкуевке, но и на Фиоленте, и в Балаклаве, и в других обвалоопасных местах. Примерная стоимость одного знака с установкой (бетонированием основания) оценивается приблизительно в 10 тысяч рублей. Говорят, это нормально. Подействуют ли знаки - вопрос отдельный. Научный сотрудник МГИ Людмила Харитонова рассказала о картине, которую наблюдала в районе Учкуевского оползня летом прошлого года: отец семейства смело перелез через ограждающую ленту, спустился к пляжу и, бегло осмотревшись, крикнул жене и детям, чтобы спускались и они. Наш родной “авось” жив и сдавать позиции не собирается. Меж тем очередной обвал, по словам ученых, можно случиться не только в любой день, но и в любую минуту.