Севастопольское недоСМИ пробило дно в ад и ведёт от туда прямую трансляцию?

Севастопольское недоСМИ пробило дно в ад и ведёт от туда прямую трансляцию?
Севастопольское недоСМИ пробило дно в ад и ведёт от туда прямую трансляцию?

В севастопольском интернет пространстве появилась статья некоего Андрей Лободы вот с таким заголовком: В статье предпринята ещё одна попытка кощунственно измазать грязью старший командный состав Севастопольского Оборонительного Района (СОР) во время обороны Севастополя в 1941-42 годах и, соответственно - “прихватом” - точно также смешать с грязью Командование Красной Армии. Посыл статьи таков: “подлецы” командиры в конце июня - начале июля 1942 года, бросили героев-защитников Севастополя Севастополя и предательски бежали, оставив подчинённых на произвол судьбы. А самые “отъявленные мерзавцы” это - Ф.С.Октябрьский, вице-адмирал, командующий Черноморским флотом, командующий Севастопольского оборонительного района (СОР) и генерал И.Е Петров, командующий Приморской армией. Данная точка зрения является ОСНОВОПОЛАГАЮЩЕЙ в деятельности псевдо “музея” на 35 батарее, где история тех трагических событий целенаправленно ДОСОЧИНЯЕТСЯ сотрудниками этого странного, мягко говоря, учреждения - ЛИЧНОГО детища А.Чалого. Не вызывает никакого сомнения, что автор статьи А.Лобода сам вопросом не интересовался, совершенно “не в теме”, а лишь ретранслирует на широкую аудиторию в очередной раз коллективную точку зрения сотрудников “музея” с 35 батареи, среди которых в “научных сотрудниках” и “учёных” можно найти кого угодно - пионервожатых, замполитов, санитарок, массовиков-затейников из детских парков и т. п. - но где НЕТ ни одного профессионального историка, имеющего не то что имя, а мало-мальски известность в среде профессионального исторического сообщества. В котором люди ОТВЕЧАЮТ за свои слова, прежде всего, перед своей совестью и уважением к памяти наших предков. “Мёртвые сраму не имут…”. Называя подлецами одних из них, а именно адмирала Октябрьского и генерала Петрова - причём называя бездоказательно - вопрос об истинных подонках или подлецах остаётся открытым по отношению к некоторым из тех, кто считает себя сегодня в Севастополе “историками-музейщиками” и “журналистами”. В чём мы сейчас и убедимся. Лобода пишет: “Когда поднимается вопрос роли адмирала Октябрьского и генерала Петрова в трагических событиях июля 1942-го, их защитники редко утруждают себя сложной риторикой. Обычно это аргументы уровня “А вы кто такие чтобы осуждать их? Вы там были?. Чуть копни эту землю - наткнёшься на сплошную скалу. Поисковики знают секрет: искать останки надо там, где самая зелёная и густая трава весной. В этом месте слой земли больше, а значит, здесь могла проходить траншея, или предавали земле погибших. Зёленая трава - часто всё, что от них осталось. На 35-й батарее сейчас хранятся останки 91 человека. Имена удалось установить только пятерых. У некоторых из этих пятерых уже нашли родственников. У остальных их семьи так никогда и не узнают, где их могила 91 человек - это найденные с 3 июля 2018 года. Тогда, в годовщину окончания обороны, захоронили ранее найденные останки”. Начнём с конца этого пассажа, как иллюстрации подлости по отношению к останкам павших. Вопрос первый, - о каких конкретно поисковиках идёт речь и почему “поднятые” ими останки защитников Севастополя они “складируют” в чёрных полиэтиленовых мешках в административном здании “музея” на 35 батарее? Для хранения останков людей, до момента процедуры их похорон, ЗАКОНОДАТЕЛЬНО ПРЕДУСМОТРЕНЫ специально для этого отведённые места с соблюдением очень жёстких санитарных норм и правил по содержанию останков. В том числе - и с этической точки зрения, не допускающих глумления над ними. Вопрос второй - представители каких ГОСУДАРСТВЕННЫХ структур проводят исследования по определению принадлежности останков ИМЕННО к НАШИМ воинам, а не к солдатам, например, вермахта, также в больших количествах погибших в этих же местах при своей эвакуации из Севастополя в мае 1944 года? Какими документами УСТАНОВЛЕННЫХ образцов на каждый “костяк” это запротоколировано? Кем? В том числе и с фото-видео фиксацией того, КАК происходило обнаружение и “поднятие” останков. И так далее… Каждый акт сопровождается подробным дополнительным описанием с передачей документов в Министерство обороны России. До начала любых раскопок - и “не по зелёной травке на глазок” - составляется план проведения поисковых работ и направляется на “утверждение”, опять же, в Министерство обороны Российской Федерации или его представителям на местах. “…Перед проведением поисковых работ в местах воинских захоронений или возможных захоронений погибших при защите Отечества, общественно-государственным объединениям, общественным объединениям, уполномоченным на проведение такой работы, необходимо согласовать порядок выполнения земляных и других работ с органами местного самоуправления…” - выдержка из закона о “Поисковом движении” в России. А вот “по зелёной травке” копают как раз НЕ уполномоченные на проведения поисковых работ, а именно “чёрные копатели” Которые, затем, “сбрасывают” найденные “костяки” в “музей” на 35 батарею, а, например, другие материальные артефакты - пряжки, кружки, оружие, частично документы и т.д. - просто утаивают и, затем, вполне возможно, что и спекулируют ими на “подпольных” распродажах. Ведь автор статьи НЕ ПРИВОДИТ никаких данных о “копателях”, нашедших останки! Просто “патриотичные поисковики”… Может ли А.Лобода предоставить аудитории ПРАВИЛЬНО оформленные документы на останки 91 человека, подтверждающие, что процесс их “поднятия” происходил в полном соответствии с положенными требованиями? Нет, не может! Потому что документов таких - нет! Потому что копатели, “сотрудничающие с музеем” на 35 батарее, копают “по травка”, а не по Законам РФ. А “хранитель фондов музейного комплекса 35-й батареи” Андрей Могила, вероятно, клепает “фиговые документы” у себя на коленке. Для таких, как “журналист” А.Лобода. Так сказать - для “отмазки”. Мол - всё у нас “в порядке”. Мы тут, в “музее”, всем экспертам - “эксперты”! Мирового уровня! Известен случай - именно в Севастополе! - когда в начале лихих 90-х одни “чёрные копатели” разрыли землянку, но без останков. Взяли “хабаром”, всё попало им в руки, и “присыпали” место. А лет через 8-10 другие “чёрные копатели” - уже в “нулевые годы” - наткнулись на “зелёную травку” и в той же землянке останки… НАШЛИ! Чьи? Возможны РАЗНЫЕ варианты… Могли рядом с голым телом сапоги положить и пряжку со звездой - и пропавший в своё время без вести после какой-нибудь разборки “браток” - вполне сходил за “безымянного героического защитника” Севастополя. Или - фрица, если подсунуто к телу было что-то немецкое времён войны... Вот поэтому ИДЕНТИФИКАЦИЯ останков проводится государственными структурами, а не частными музейщиками. И проводится со всей ТЩАТЕЛЬНОСТЬЮ профессионалами, находящимися на государственной службе. Под акт с подписями и печатями. И где за подписи НЕСУТ ответственность! Поэтому останки ПЕРЕДАЮТСЯ представителям власти на местах, которые только ВПРАВЕ их хоронить. А не осуществляется балаган на частной территории частного “музея” на 35 батарее по “прикапыванию” чаще всего не идентифицированных “костей”. Поэтому, согласно российскому законодательству, ТОЛЬКО военные мемориальные кладбища предназначены для погребения с отдачей всех воинских почестей и увековечения памяти погибших (умерших) при защите Отечества. Изменение статуса этих кладбищ НЕ ДОПУСКАЕТСЯ и назначение территорий, отведённых под такие кладбища - НЕ МОЖЕТ быть изменено вне рамок действующего законодательства. Территория же “музея на 35 батарее” находится в аренде у государства и по её завершении может быть изменено и назначение этой территории уже другим арендатором. Например, под кабак или гольф клуб. А захоронения куда же? Частное кладбище в “музее” на 35 батарее с Министерством обороны России не сотрудничает. Согласно федеральному закону от 12.01.1996 N 8-ФЗ (ред. от 23.05.2018) “О погребении и похоронном деле”: “Организация похоронного дела осуществляется органами местного самоуправления. Погребение… и оказание услуг по погребению осуществляются специализированными службами по вопросам похоронного дела, создаваемыми органами местного самоуправления”. Таким образом, ЛЮБЫЕ “похоронные мероприятия”, проводимые сотрудниками “музея” 35 батарея у себя на территории САМОСТОЯТЕЛЬНО являются нарушением российского законодательства. Правда, куда при этом смотрят органы севастопольского самоуправления - весьма любопытно было понять. Неизвестные копатели “подняли” останки защитников Севастополя и, игнорируя органы местного самоуправления, отнесли костяки в “музей” на 35 батарею. Свалили их там в мешки и забросили в угол, чтобы с помпой устроить “процесс захоронения” под какую-нибудь дату - через пол года или год после того, как останки были складированы пылиться под стеночку? А так же понять, какой моралью руководствовалась “команда” А.Чалого в лице депутатов Заксобрания Севастополя, которая ЗНАЛА, что захоронения на территории 35 батареи проводились годами НЕ законно, но задним(!) числом(!) пропихнула на местном уровне закон “о законном” наличие кладбища на 35 батарее в реестре городских кладбищ? Со статусом “военного мемориального закрытого”. Но если кладбище закрыто, тогда ЧТО СЕЙЧАС ТАМ “делают останки” - из слов статьи: “На 35-й батарее сейчас хранятся останки 91 человека”?! Вопрос третий - почему останки ДО СИХ ПОР хранятся (“валяются”) на 35 батарее, а не преданы земле с соблюдением всех необходимых почестей на Мемориальном воинском кладбище, например, на “Дергачах”? Кем “хранятся”? Где “хранятся”? В каких условиях “хранятся”? До каких пор будут “храниться”? И есть ли у “музея 35 батарея” РАЗРЕШЕНИЕ “хранить” останки защитников Севастополя у себя в гараже? Отвечу на вопросы за Лободу. Потому что на 35 батарее “захоронение” превращается в пиарно-медийное шоу с акцентами на “великого патриота” А.Чалого, как владельца(!) частного(!) воинского(!) кладбища(!) и на “уникальность музея”, где фальшиво “взахлёб на камеры чтут” память павших. Автор пишет: “Из сделанных непосредственно на 35-й батарее в предыдущие годы находок можно отметить орден Красного Знамени, благодаря которому опознали останки Михаила Харченко, командира бронепоезда “Железняков”. Того самого, чей паровоз сейчас стоит у автовокзала. После находки ордена стало известно место гибели Харченко в последние дни обороны: 35-я батарея. Благодаря ордену “Знак Почета” опознали останки Василия Бузина, начальника городской милиции. Он погиб 2 июля. Почему Бузин и Харченко не эвакуировались, можно лишь предполагать”. Большая часть территории на самой 35 батарее - до сих пор не санирована. Сколько ещё останков бойцов лежит по буграм, возле воронок, под орешниками, под тропинками, протоптанными людьми - Бог весть. Часть территории “музея” на 35 батарее Автор пишет: “Из воспоминаний капитана 2 ранга Зарубы: “Весь дворик и коридоры навеса (35-й батареи) были переполнены комсоставом Приморской армии. Двери на запорах. Здесь я узнал, что 29 июня было дано распоряжение по армии всему старшему офицерскому составу оставить свои части. Части остались без управления. Все это было похоже на панику в полном смысле слова”. Да, “журналист”, а именно такой как А.Лобода - это порой диагноз. Потому что капитан 2 ранга - это уровень комсостава. Таким образом, свои слова “о панике в полном смысле этого слова” - Заруба относит и к себе лично?! Тогда кому и какие претензии он, типа, “предъявляет”? Или как он тогда сам - без распоряжения, то есть приказа относительно себя лично - оказался 29 июня в районе 35 батареи?! Или всё-таки приказ выполнил и прибыл на 35 батарею, как и все остальные представители комсостава в количестве около 2000 человек? Да вот только всё дело в том, что 9/10 комсостава частей, оборонявших город, были вызваны с позиций на 35 батарею без объяснения причин. И прибыли туда - к “руководству” - не оставив никаких распоряжений своим заместителям, совершенно уверенные в том, что после “совещания” они вернутся обратно, в свои части Однако уже здесь, по прибытию, до них был доведён приказ об их запланированной эвакуации без разрешения вернуться обратно в окопы. Почему тогда так поступило “руководство” - вопрос остро дискуссионный. И ОДНОЗНАЧНОГО ответа на него для НАС - нет. ИМЕННО - для нас, проживающих сейчас. Тем более в навешивании ярлыков на тех, кто был тогда там, в обороне Севастополя в его последние дни. В той или иной должности и звании. Кстати, в этой связи возникает другой и, весьма, НЕУДОБНЫЙ вопрос, а именно: приказа войскам СОР на оставление позиций - НЕ БЫЛО. Из архива капитана 2 ранга Ивана Антоновича Зарубы: “Если вечером 30 июня рядового состава в районе Камышовой бухты - 35 батареи было мало, то к вечеру 1 июля были уже десятки тысяч…”. Получается так, что масса бойцов - НЕ ВСЕ! ДАЛЕКО НЕ ВСЕ!.., но всё-таки - покинула свои позиции и устремилась в район 35 батареи. Потому что по войскам прошёл(!) слух(!), что будет эвакуация. Слух!.., - а НЕ приказ уходить “на эвакуацию”. Причина - нет старших офицеров? Нет - это не причина. Это что-то другое… В строю оставался младший и средний командный состав. Как оставался он, например, в Брестской крепости и с позиций не уходил и, глядя на своих командиров, пусть даже в небольших званиях, не уходили и бойцы. Кстати, им тоже не куда было идти в полном окружении… Это - не менее дискуссионная тема. Потому что военнослужащие ПРИСЯГАЛИ защищать Родину, а не “бегать” за Октябрьским или Петровым. Но не нам их судить отчего и почему происходило то, что происходило… И что же, А.Лобода - они все, ушедшие вместе с бойцами младшие командиры СОРа “на эвакуацию” на мыс Херсонес БЕЗ ПРИКАЗА и сами бойцы - тоже “подлецы”? Из воспоминаний комиссара И.В.Рогова, участника обороны Севастополя: “27 мая 1942 года прибыло пополнение … маршевые роты. В связи с предстоящими боями отмечены случаи уклонения от воинской службы путём членовредительства, симуляции, самоубийств…”. А вот Владимир Шигин в предисловии к книге И.С.Маношина “Июль 1942 года. Падение Севастополя” написал воспоминания своего родственника, деда Вити, участника обороны Севастополя в составе 25 стрелковой дивизии, “чапаевской дивизии”: “Затем, когда нас пленными гнали, они (немцы, прим.) смеялись: “Дураки вы, Иваны! Вам надо было ещё два дня продержаться. Нам уже приказ дали: два дня на штурм, а затем, если не получится, делать такую же осаду, как в Ленинграде!”. А куда нам было держаться! Всё начальство нас бросило и бежало. Не правда, что у нас мало было боеприпасов, всё у нас было. Командиров не было. Если б начальники не разбежались, мы бы город не сдали…”. Если б… Но в “доме Павлова”, в Сталинграде, самым “старшим командиром” - сам для себя - некоторое время был Яков Федотович Павлов. В звании старшего сержанта. И боеприпасы у него - тоже были. Как и отсутствие рядом начальства… 4 июля 1942 года газета “Правда” сообщила, что наши войска оставили Севастополь. А 28 июля 1942 года выходит Приказ народного комиссара обороны Союза ССР № 227 “О мерах по укреплению дисциплины и порядка в Красной Армии и запрещении самовольного отхода с боевых позиций” или в просторечии вошедший в историю Великой Отечественной войны как приказ: “Ни шагу назад!”. Так что не всё так однозначно применительно ко всем: и к военачальникам и к рядовым, как это представляют себе “учёные” с 35 батареи и “журналист” А.Лобода. Автор пишет: “С Инкерманом связано еще одно трагическое событие последних дней обороны — подрыв инкерманских штолен. В штольнях находились… госпиталь и большое количество гражданского населения. “Взорвали боезапас, арсенал. Он слева, если стоять лицом к балке. А госпиталь находился справа, непосредственно его не взрывали. Но взрыв был мощным. В соседних штольнях люди гибли от вызванного взрывом камнепада и пороховых газов” - поясняет Андрей Могила”. Вот такие на 35 батарее трудятся “учёные” - как Андрей Могила. Штольня - это “гладкая выработка” в скальном грунте той или иной высоты и длины без “выложенного” камнями потолка на цементном растворе и “камнепад” там НЕВОЗМОЖЕН по определению. Тем более, если взрыв происходит где-то в СТОРОНЕ, слева, на другой стороне балки. Тем более, если её, “госпитальную штольню”, например, с медсанбатом № 47, рабочими спецкомбината и беженцами - со слов Могилы - “непосредственно не взрывали”. Да и как пороховые газы от “взрыва слева” вдруг ВСЕ устремились точно вправо и “удушили” там людей? По ВОСПОМИНАНИЯМ врачей, непосредственно исполнявших ТАМ свой долг, до якобы “злодейского подрыва раненых” в Инкерманских штольнях техником-интендантомСаенко 30 июня 1942 года, из штолен проводилась планомерная и массовая эвакуация раненых, находившихся в медсанбате и госпиталях, и беженцев. Например, личный состав военно-морского госпиталя (ВМГ) № 41 в инкерманских штольнях в конце мая 1942 года оборудовал хирургическое отделение на 500 коек с приёмным отделением, операционной, перевязочной, аптекой, палатами для разных категорий раненых, камбузом, столовой, складами. С 29.05.1942 года госпиталь находился в прямом подчинении начальника санитарной службы СОР. Когда противник прямой наводкой стал обстреливать входы госпиталя, флотские строители срочно установили защитные стены и дали возможность ЭВАКУИРОВАТЬпоследних раненых 30 июня 1942 года в Камышовую бухту. В том числе и раненых из других госпиталей штолен и медсанбата. Никаких десятков тысяч раненых на момент подрыва боезапаса в штольнях НЕ БЫЛО! Однако “учёный” Могила с 35 батареи документы НАШИХ очевидцев не читает! Например, Ятманова И.С.: “Такое не забывается…: воспоминания о героической обороне Одессы и Севастополя в 1941-1942 гг.”, документальная повесть. Или Власова А.И.: “Медико-санитарная служба в обороне Севастополя 1941 - 1942 гг.”, рукопись. Архив Музея Героической обороны и освобождения Севастополя… И так далее… Но рассказывает журналисту - не приводя источник своих “знаний” - как всё взрывалось в штольнях. Словно очевидец события. НИ в одном источнике - нашем или немецком - НЕТ НИКАКИХ документально точных цифр о том, погибли ли наши люди от взрыва в инкерманских штольнях и если погибли и ИМЕННО от “наших рук” - то СКОЛЬКО погибло конкретно. И что на это уничтожение людей был “сознательный приказ” Октябрьского или Петрова. А для “учёного из музея” оперировать понятиями много-мало перед “журналистом” - это всё равно, что цыганке гадать на картах. Впрочем, каков “музей” - такие в нём и “учёные” Автор пишет: “Зато адмирал Октябрьский, спасший сам себя, как “ценного для армии кадра”, получил звание Героя Советского Союза, статус почетного гражданина Севастополя и улицу, названную в свою честь (ранее - Херсонесская). Схожая картина с улицей генерала Петрова. В те дни 1942 здесь развернулась трагедия, достойная музыки Вагнера. Здесь имели место невероятные героизм, доблесть, самопожертвование. И невероятная подлость”. История обороны Севастополя, и в особенности её последние трагически дни, не принадлежит и не должна принадлежать исключительно одному кривому мнению и одной ангажированной трактовке, имеющих место быть у коллектива сотрудников ЧУСМИМКа на 35 батарее. Где фактически насильно навязывается посетителям сугубо субъективное мнение того или иного экскурсовода вне документированного объективного анализа и объективных выводов по всей совокупности складывающейся на тот момент обстановки по всему протяжению советско-германского фронта. Насколько ценным для журналистики окажется “кадр” А.Лобода, а для науки “учёные” с 35 батареи можно нисколько не сомневаться - им вообще “нет цены”. Как в дырке от бублика нет самого бублика. Потому что НЕ трагедия может быть достойна(!) музыки(!), а та или иная область искусства может или не может передать в тех или иных формах глубину той или иной трагедии. Гибель десятков тысяч наших соотечественников при обороне Севастополя “журналист” А.Лобода считает всего лишь поводом(!) для “достойной музыки” Вагнера!!.. И кто же тогда подлец, а, Лобода? Да и Рихард Вагнер жил в 19-ом веке - но это уже иллюстрация познаний “журналиста” Лободы в общих, а не исторических вопросах. То есть та самая дырка в образовании… Влад Серпухов