Как Генпрокуратура защищает правительство Севастополя от него самого

Как Генпрокуратура защищает правительство Севастополя от него самого
Как Генпрокуратура защищает правительство Севастополя от него самого

Вчера состоялось очередное заседание суда по иску правительства к Севприроднадзору и ООО “Орлиновское охотничье хозяйство”. Согласно сухому языку судебных актов, власти требуют признать 10 собственных контрактов недействительными. Этими контрактами Севприроднадзор без конкурса отдал в аренду частной “охотничьей” фирме под освоение 3800 гектаров (3758 га) всего за 270 рублей в год за всю эту площадь. Правительство должно было отдать частникам за такие же копейки еще 8000 гектаров. Это треть всех лесов Севастополя и колоссальная часть заповедных угодий. Такие контракты не могут заключаться без ведома губернатора. Что и подтвердилось позже в суде. Овсянников сдал тысячи гектаров леса за 270 рублей. Дело в том, что правительство не подавало иск к Севприроднадзору и Орлиновскому охотхозяйству, между которыми были заключены договора. Положение правительства в качестве истца в этом деле изначально выглядело как минимум странно. Иск подала Генеральная прокуратура РФ в защиту публичных интересов и интересов субъекта Российской Федерации — города федерального значения Севастополя в лице его правительства. Таким образом, губернатор с подчиненными стали заложниками ситуации — распоряжения по контрактам давали они, и они же вынуждены эти контракты оспаривать. Поэтому в ходе суда правительство отказалось от по сути своего же заявления с аргументацией “иск заявлен без достаточных оснований”. Юридически получается так: в деле есть два истца — процессуальный (Генеральная прокуратура РФ) и материальный (правительство Севастополя). Так как правительство от доводов иска отказывается и быть истцом в целом не хочет, то фактическим истцом остается лишь Генпрокуратура, которая продолжает биться за севастопольские леса. Неясно, почему Генпрокуратура не подала иск сразу против севастопольской исполнительной власти и считает правительство потерпевшим, прекрасно понимая, что именно правительство всю эту грандиозную лесную сделку и провернуло. Напомним, в сентябре природоохранная прокуратура Севастополя обвинила в превышении полномочий Севприроднадзор из-за аренды участков в природных заказниках и потребовала отменить ряд приказов. Речь идет о тех самых 3800 га леса от Балаклавы до мыса Айя, которые правительство Овсянникова передало в аренду частным структурам (Орлиновскому охотхозяйству), входящим в орбиту ГК “Эллада” за 270 рублей в год. Лесные договоры Овсянникова проверит федеральный десант. До 2014 года частные компании, аффилированные с “Элладой”, контролировали треть всех лесов Севастополя — 12 тыс. га, куда входили как просто охотничьи угодья, так и земли заказников, в том числе особо охраняемые. Также “Эллада” эксплуатировала популярные места отдыха, вроде Тороповой дачи и экскурсионные объекты, в частности Скельскую пещеру. В российские времена деятельность “Эллады” попала в поле зрения правоохранительных органов. На руководство связанной с “Элладой” компании ООО “Туризм. Охота. Рыбалка” было заведено уголовное дело по фактам нарушения природоохранного законодательства при строительстве капитальных объектов на Тороповой даче. Кроме того, компания долго не могла узаконить постороенный в 2013 году без документов вольер для содержания и разведения диких животных для охоты на горе Куш-Кая. Вольер даже собирались сносить, однако правительство Овсянникова помогло “Элладе” объект не только сохранить, но и узаконить — задним числом. А позже появились проекты освоения лесов, предусматривающие ведение хозяйственной деятельности на особо охраняемых землях. Переданные в аренду лесные участки находятся на землях государственных природных ландшафтных заказников регионального значения “Мыс Айя” и “Байдарский”. “В соответствии с требованиями статьи 89 Лесного кодекса Российской Федерации государственная экспертиза проектов освоения лесов, расположенных на землях особо охраняемых природных территорий, утверждается уполномоченным федеральным органом исполнительной власти. Таким образом, Севприроднадзор превысил свои полномочия”, — отметили в прокуратуре.